Журавли, озёра и радуга на память

Журавли, озёра и радуга на память
Известно, что озёра обладают мощной позитивной энергетикой, которой они, не скупясь, делятся с любым, кто к ним приходит. Мещёрские озёра, расположенные в зоне уникального по своей ауре крае, тем более.
 
Первоначально мы планировали посетить протяжённое озеро Дубовое – до него от Пышлиц рукой подать. Но судьба распорядилась иначе: нам предстояло оказаться у трёх озёр с одинаковым названием, словно кто-то специально вёл нас к ним. Было ли причиной этому предложение Григория посмотреть озеро в форме капельки? Загадка.

– Это уникальное эоловое озеро глубиной 52 метра! – Григорий перво-наперво сообщил ключевые параметры.
«Капелька» всех так заинтересовала, что мы даже не сомневались, что надо ехать именно туда – как не побывать на самом глубоком озере! При этом оно имеет удобную для купания мелководную песчаную зону. Прибрежная растительность – это в основном сплошные тростниковые заросли, поросли вейника, манника и осоки, а околоводная зона представлена сосняком, ольшаником, ивняком. У северного и северо-восточного берега озера уютно разместилась одноимённая деревня.

Делаем привал, вспоминаем журавлей – впечатления на всю жизнь!
– Мы ещё можем застать их перелёт на ночлег, – будоражит нас Григорий, указывая на карте место их предположительной ночёвки.
Водица прозрачная и не по-осеннему тёплая, но ветер прохладный, и солнышко заблудилось за плотными облаками. Анюта купается – смело и торжественно входит в воду. Я окунаю в озеро руки, зачерпываю воду ладонями и удивляюсь, что она пахнет водой – настоящей, природной. Хорошо как!

Дальше наш путь лежит ко второму озеру Белое, имеющему ледниковое происхождение. Его ещё называют Батыковским – по названию одноимённой деревни. Светлое и спокойное, ветер к этому времени поутих, оно ошарашивает неописуемой, как у юной девицы, красотой – ахнешь и замрёшь. И красота эта впитывается каждой порой кожи, каждой клеточкой сознания и отдаётся уверенным и спокойным ходом сердец – такое состояние наступает только в те мгновения, когда взбудораженное предвкушение очень важной в жизни встречи сменяется удовлетворительным выходом и благодарностью.

Хозяева ближайшего дома зазывают на свой участок – предлагают выращенный урожай.
– Какие интересные плоды! Что это? – обращаемся к хозяйке.
– Попробуйте алычу, – вопрос снят.
Покупаем антоновку, кабачки, помидоры. Мне достаётся веточка пахучего базилика – его аромат, настойчивый и обильный, заполняет салон микроавтобуса.

Прежде чем попасть во владения озера Великое, мы петляем заросшими высокой, по колени, характерной для околоводных угодий растительностью тропами, которые с дождями станут непроходимыми. Семена череды намертво цепляются к одежде – её просто так не стряхнёшь. Так и хожу, ношу их всю дорогу, вздрагивая при прикосновении к коже миниатюрных колких шипиков. Ивовые заросли – хорошее пристанище для камышевок. Почудилось, что из глубины ещё необлетевшего кустарника доносится их позывка.

Белых цапель увидела не сразу – долго всматривалась, насколько мог охватить взгляд тростниковые и камышово-рогозовые озёрные берега. Призрачные силуэты птиц в предзакатных сумерках. Дождик накрапывает – ерунда. Радуге быть. И выросла она, будто из-под земли поднялась, и солнце, не желая ложиться спать и преодолевая заслон тёмных, давящих своей тяжестью облаков, потянуло к земле свои лучи.

Дивный Мещёрский закат! Но надо торопиться, чтобы успеть к его кульминации в другую точку запланированного маршрута. Нас четверо, зазевавшихся у озера и отставших от основной группы. Идём след в след, как по настоящему болоту, с каждой минуткой ускоряя шаг – поскорей бы добраться до своих. Ветки закрывают обзор, преграждают дорогу, плотные шапки осоки путают наши шаги, скрывая протоптанную ранее тропку. Гляжу, радуга всё так же красуется на набосклоне – прямо по курсу, а должна оставаться слева от нас. Значит, неправильное направление выбрали, где-то пропустили разветвление тропы, отклонившись левее.
– Надо вернуться к начальной точке, – говорю.
Поворачиваем обратно, и тут очень вовремя, словно из ниоткуда, на тропке возникает Григорий – вырастает на глазах, как волшебник-боровичок. Вожаком стаи он сразу подхватывает нашу малочисленную едва не заблудившуюся в трёх травинах группу, неизбежно вовлекая в свой очередной яркий рассказ о природе.

День провожали тоже на озере Белое – вот где полный штиль. Оно не дождалось установленного часа и скоротечно, как бегут минутки, погружалось в сон, несмотря на ещё державшиеся на водной глади несмелые оранжевые предзакатные блики.
Анюта купалась и улыбалась – улыбка у неё добрая, приветливая…
Где-то в стороне, мы сначала его потеряли из вида и разволновались, Григорий выискивал в озёрных недрах полушник.
Я ходила по спокойному озеру – вместе с благодатной прохладой необыкновенно мягкой воды ко мне возвращалось вдохновение. Обувь надевать не хотелось – так и шла до микроавтобуса босая, чтобы как можно дольше сохранить тесную связь с землёй, с природой…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *