Posted by on Июл 4, 2014 in Интервью | Нет комментариев

Совсем немного времени осталось до Таллиннских Дней моря… Сейчас я вспоминаю, как несколько лет назад в самый разгар ежегодного праздника произошло одно неожиданное знакомство. Мне, как и многим пришедшим на праздник, хотелось побольше узнать о кораблях, и, прогуливаясь по оживленной гавани Lennusadam, являющейся филиалом Морского музея Эстонии, я делала для себя невероятные открытия. Среди многообразия кораблей, парусных шхун, яхт, катеров, образовавших своего рода экспозицию под открытым небом, я заметила маленькое судно…

Сегодня в рулевой рубке исследовательского судна Mare я беседую с двумя настоящими моряками, обладающими бесценным опытом служения морю: капитаном, подводным археологом Велло Мяссом, и старшим механиком Калевом Нурком.   P1300897_1Это единственная и уникальная в своем роде команда, всецело преданная Балтийскому морю и своему делу и готовая продолжать поиски затонувших кораблей и пополнять восхитительную коллекцию Морского музея, такого популярного среди жителей Эстонии и многочисленных гостей.

Знакомство

Любой истории всегда предшествует некоторая предыстория, и, как правило, именно на этапе юности формируется характер, появляются первые мечты о будущей профессии…

Велло Мясс родился в Тарту и все свободное время в детстве посвящал чтению. Поскольку родители его были учителями, большая библиотека в доме позволяла путешествовать с героями книг и набираться знаний, в том числе по истории и археологии. P1300902_1 Первое знакомство с открытым морем состоялось в 1959 г., в девятнадцатилетнем возрасте, когда парнишкой-практикантом мореходного училища он вышел в Баренцево море на рыболовецком траулере. Получив образование судоводителя, Велло дополнительно прошел курсы водолазов. Неустанные исследования и чтение лекций о подводной археологии в обществе археологов Эстонии свидетельствуют о его высокой компетентности, подтвержденной соответствующим аттестатом Тартуского университета 1994 г. Таким образом, увлечение подводной археологией, начавшееся с участия в экспедициях Морского музея в поисках затонувших кораблей, со временем стало главной дорогой в его жизни.

Родившись на Сааремаа и став дипломированным механиком, Калев Нурк планировал работать на берегу, но море завлекло его и не отпускает по сей день.  P1300903_1В 1959 г. впервые он пошел практикантом в Атлантический океан! Впоследствии работал в управлении сельдяного лова на разных судах, но всегда по своей специальности. Деятельность на Mare он начал в 2001 г. в должности старшего механика. В этом году Калев Нурк отмечает 55 лет работы на море – невероятный стаж!

Какова основная задача команды Mare?
Велло: основная наша задача состоит в составлении карты и регистра затонувших в водах Эстонии кораблей.

Расскажите немного о корабле, ставшем Вашим помощником в поисках судов?
Велло: в 1982 г. в порту Пярну я обратил внимание на маленький заброшенный корабль, ожидающий списания. Он был построен в 1968 г. и ранее использовался в качестве рыболовецкого траулера, на котором неоднократно менялся экипаж. В море на нем уже не ходили. Тогда я подумал: «Вот такой корабль мог бы стать исследовательским судном Морского музея…» И моя мысль воплотилась в жизнь: судно было привезено в Таллинн и с 1982 г. стало осуществлять работы под эгидой Морского музея. Прежде оно имело только бортовой номер, но с момента перехода в пользование музеем решением комиссии на основании специально проведенного конкурса стало называться Mare, что в переводе с латинского означает «море». Сейчас корабль оснащен современной системой судовождения. Главным прибором является гидролокатор бокового обзора, позволяющий на ходу полностью исследовать силуэт объекта и определять его параметры. Координаты найденных объектов фиксируются в рабочем дневнике.P1300892_1

А как специалист по механике оценивает техническое состояние судна?
Калев: текущее состояние корабля хорошее, основной и вспомогательный двигатели практически новые, но с момента постройки судна какого-либо существенного ремонта его корпуса не производилось. Это важный момент в работе, т. к. природные и температурные факторы оказывают в итоге свое влияние, вызывая коррозию. Своими силами мы периодически осуществляем только косметический ремонт, который не может кардинально решить проблему износа материала корпуса.

Калев, Вы – тот человек на судне, без которого невозможен его ход и, соответственно, работа! Бывали неожиданные поломки, которые заставали команду в рейсе?
Калев: самая серьёзная поломка произошла несколько лет назад, когда отказал двигатель, и судну пришлось на малом ходу возвращаться в порт. Экстремальных ситуаций на практике не было.

Как часто в ходе рейса осуществляется технический осмотр судна?
Калев: в ходе рейса технический осмотр осуществляется обязательно – это рабочий момент. Внимание акцентировано на контроле работы всех машин. Проверка происходит также до выхода в море и по прибытии в порт.

Когда начинается и заканчивается навигационный период? Как готовится судно к навигации?
Велло: начало и окончание навигационного периода зависит от метеоусловий, руководствуясь которыми команда сама принимает решение. По имеющейся статистике, он начинается в апреле-мае, а заканчивается в сентябре-октябре, но при затяжной теплой осени может продлиться и до ноября.
Калев: перед навигацией обязательно проводится косметическое обслуживание и проверка всех рабочих частей судна.

Бывает, что Вы выходите в море, когда ещё виднеются белые полоски льда?
Калев: если морозец только прихватывает верхнюю поверхность моря, то это не является помехой для движения судна.
Велло: несколько лет назад в конце мая нам было поручено транспортировать выставку музея в северную часть Ботнического залива. Когда в Эстонии уже цвела весна, море там было сковано льдом толщиной 60 см! Конечно, в таких условиях судно двигаться не может, и в сложившейся ситуации было невозможно обойтись без сторонней помощи.

Какова в среднем продолжительность рейса?
Велло: продолжительность рейса определяется поставленной задачей и может составлять от часов до нескольких дней нахождения в море. В прошлом году команда в течение недели проводила исследования в Рижском заливе.

Что главное для человека, решившего посвятить себя морю?
Велло: прежде всего, такой человек должен быть готов к походным условиям. Когда после первого курса группа курсантов была направлена в Мурманск, многие поняли, что эта работа не для них.

Бывали случаи, когда в рейс вместе с Вами ходили другие специалисты?
Велло: при необходимости более детального изучения объекта и получения фото- и видеоматериалов или в целях подъема судна на поверхность может понадобиться помощь профессиональных водолазов.
Калев: при этом были такие ситуации, когда водолазы применяли специальную роботизированную технику.

Как на борту Mare оказался художник, владеющий навыками опытного яхтсмена и безгранично любящий море? Мне кажется, взгляд человека творческого имеет только положительный аспект для Вашей работы. Сколько лет Вы сотрудничаете?
Велло: с художником Морского музея Романом Маткевичем, знающем о море не понаслышке, мы сотрудничаем уже несколько лет. Он замечательный компаньон, с радостью выходит в море и делает профессиональные зарисовки находок. Мы будем рады продолжению нашего сотрудничества.

Расскажите о самых интересных находках.
Велло: каждый затонувший корабль имеет свое значение. P1200745_2В 1985 г. в проливе между Сааремаа и Муху, в Маазилинна, был найден редкостный по своим конструктивным особенностям корабль, датируемый XVI в. Это самый старый парусник, что был когда-либо построен в Эстонии и использовался как паром для перевозки людей, скота, строительных материалов и пр. Он относится к этнографическому типу парусных судов и экспонируется теперь в Морском музее.

На расстоянии примерно 20 миль от Таллинна на глубине 85 м была обнаружена редкая подводная лодка типа «Барс», затонувшая в 1918 г.

Особую страницу в истории совместной работы Mare и музея занимает находка броненосца береговой обороны «Русалка», затонувшего в 1893 г. на маршруте Таллинн – Хельсинки. Долгое время корабль оставался на дне, пока в 2003 г. его наконец-то не обнаружили. В моей книге «Под реющими флагами в пучину» приведены рисунки Романа Маткевича: на глубине 74 м корабль наполовину ушёл носом в грунт, приняв почти вертикальное положение.

Чем Вы занимаетесь в межнавигационный период?
Велло: как правило, это период ответственной и кропотливой работы по обработке собранной в ходе рейсов информации: анализ и систематизация данных гидролокатора, идентификация и описание объекта, определение причины трагедии. Кроме того, официально работая в музее с 1988 г., я занимаюсь и планированием предстоящего маршрута, провожу необходимые исследования.
Калев: в межнавигационный период я занимаюсь профилактикой судна и его подготовкой к новым походам.

Велло, Вами написано 7 книг. Книга «Под реющим флагом в пучину» с художественным оформлением Романа Маткевича явилась своего рода обобщением итогов Вашей работы на Mare. P1240083_2 Объём информации, приведённой в книге по каждому найденному объекту, в том числе его техническим характеристикам, схемам конструкции и нюансам гибели, прекрасно сочетается с фотографиями и показательными рисунками профессионального художника. Не лишена книга и романтики, мечты о которой в итоге и приводят тех, кто грезит морем, в такую необычную и ответственную профессию, которой посвятила себя команда Mare. Имея такой опыт, можно, наверное, написать книгу воспоминаний, проведя параллель между Вашей жизнью вне моря, непосредственной работой и самим морем?
Велло: здесь Вы попали в точку. Рукопись готова, я собрал и обобщил результаты деятельности Морского музея (историю находок за 36 лет) и готов поделиться своим многолетним опытом подводного археолога.

Какие задачи поставлены на 2014 год? Что «нового» хранит море?
Велло: положительным моментом является то, что команда самостоятельно разрабатывает планы на следующий навигационный год. Сейчас запланирована работа со стороны западного побережья Сааремаа, который практически не исследован.

P1300900_1

Не один год ведутся работы и в районе Юминда, где погибли корабли-участники Таллиннского перехода, разбросанные теперь на большом участке на глубине 80–120 м. Найдено много судов, разрушенных в большей или меньшей степени, но большинство объектов остаются до сих пор не опознанными, и их исследование требует значительных затрат времени и сил. Но всё-таки найдены и опознаны самые интересные объекты со времен Второй мировой войны: пассажирское судно Vironia и ледокол Krišjānis Valdemārs, найденные в 2008 г., субмарина Щ-301 («Щука»), останки которой были обнаружены в 2006 г. И поскольку никто ранее не занимался поисками, то деятельность Mare в том районе можно охарактеризовать как неоценимый вклад в откровения исторического факта.

Приятные люди и прекрасные собеседники, они заняты благородным делом,
отдавая свои силы морю и его тайнам.
И, слава богу, им не мешают в их деятельности.
Желаю команде новых открытий,
и конечно, не забывайте рассказывать нам о них!..

14_2