Posted by on Янв 12, 2013 in Путешествия | Нет комментариев

Пока ещё свежи воспоминания, расскажу об интересном знакомстве, произошедшем в Таллинне в тёплые июльские дни. Ежегодно проводимый праздник Морских дней и в этот раз порадовал невероятным числом кораблей, парусных шхун, яхт, катеров, образовавших своего рода экспозиции под открытым небом в гавани пассажирского порта Reisisadam, в ныне действующей музейной гавани Lennusadam (так называемая Лётная гавань, филиал Морского музея Эстонии) и маленькой гавани Peetri sadam (Петровская), что у квартала Noblessner. Мне, как и многим прибывшим на праздник, хотелось побольше узнать о кораблях, и, прогуливаясь среди шумной толпы, я делала интересные открытия.

В качестве отступления скажу, что Лётная гавань изначально предназначалась для базирования гидросамолётов. Сооружённый для этих целей ангар был полностью реконструирован, теперь под куполом столь мощной конструкции разместились самые разные экспонаты, начиная от корпусов морских мин, рыбацких лодок, швертботов и заканчивая спущенной в 1936 г. на воду субмариной «Lembit» («Лембит»), участницей Таллиннского перехода. «Но как же так? А где же самолёты, для которых строился ангар?» — спросите вы. Конечно, восстановление ангара было невозможно и нелогично без восстановления хотя бы одного из гидропланов, и такой образец, Short 184, был воссоздан! Размещённый под самым куполом, он словно пролетает над головой. И надо признать, что экспозиция Лётной гавани стала самым удивительным, популярным и заслуживающим отдельного рассказа музеем города.

Однако посмотрим, что происходит в эти праздничные дни в Таллинне. Сюда прибыли интересные суда, чтобы показать себя, и можно было бесплатно подняться на борт практически любого из них, осмотреть машинный отсек, покрутить штурвал и ударить в колокол. А наиболее лёгкие на подъём яхты и лодки участвовали в парусных регатах и, конечно, катали гостей по морю, разбрасывая подхватываемые ветром брызги. P1220654_2

В гавани Reisisadam были сосредоточены основные торговые ряды, среди которых выделялись палатки с нежнейшей копчёной рыбой и мясными деликатесами, сувенирами и одеждой, а одна бабулька торговала уже начинающей созревать морошкой, собранной ею в районе Чудского озера.  Адмиралтейский бассейн как всегда  исполнял роль стоянки яхт и судна «Admiral» (бывший буксир «Адмиралтеец», а ныне – ресторан), а чуть дальше возвышался действующий ледокол «Tarmo»,  отправлялись в морскую прогулку шхуны «Kajsamoor» и “Blue sirius», прокатиться на них – самое увлекательное морское приключение и для детей, и для взрослых. В обеих гаванях проходили концерты, семинары, устраивались различные развлекательные мероприятия, были организованы пункты питания, привлекающие ароматом жареной картошки и приготовленного с дымком лосося. И, вспоминая праздник Морских дней в 2011 г., когда Таллинн играл почётную роль культурной столицы Европы, могу сказать, что события праздника не стали менее разнообразными и интересными, разве что барк «Крузенштерн» не прибыл покрасоваться. 

Но вернёмся к Lennusadam. Снова в гостях у Таллинна выездная мастерская «Ладейное общество реки Эмайыги» из Тарту, которая собрала всех, кто интересуется древними методами строительства ходивших некогда по реке ладей (древних «лодей»). Народ пробовал свои силы в кузнечном деле, на токарном станке, кто-то распиливал бревно, вырезал по дереву. Примерно раз в час прибывал небольшой парусник «Libava», чтобы забрать выстроившихся в очередь пассажиров и доставить их в другую гавань, дабы наиболее уставшие не утруждали себя пешеходной прогулкой по километру Культуры. P1220901_2

Много яхт, в том числе российских, пришли в гавань Peetri sadam, что в пяти минутах ходьбы от причалов Lennusadam. В стороне — несколько ремонтирующихся судов, а когда-то в годы Первой мировой войны с этой судоверфи спускались на воду подводные лодки типа «Барс» (минные заградители).

Постоянными экспонатами гавани являются ледокол «Suur Tõll» («Суур Тылл»), названный в честь богатыря с острова Сааремаа (прежние его названия — «Волынец», «Вяйнамёйнен», «Царь Михаилъ Фёдоровичъ»),  минные тральщики «Kalev» и «Sulev», патрульный катер “Grif” и пограничный катер “Torm”. Построенный в 1914 г., ледокол пользуется особой популярностью среди посетителей. Я же побывала на нём немногим раньше и успела  заглянуть в его сердце — мрачный машинный отсек. Выглядывая из открытого иллюминатора в желании сделать снимки прочих железных обитателей гавани, вспоминала кинофильм «Георг». В нём  ледокол — в роли транспортного парохода «Сибирь», на котором главный герой Г.Отс отплывал из Таллинна в августе 1941г.  Сейчас же в самый разгар праздника за ним выстроилась вереница судов: «Kake», минные тральщики «Sulev» и «Admiral Cowan», научно-исследовательское «Salme», многоцелевое судно  EVA-316 и исследовательское судно «Mare», основная задача которого состоит в составлении карты и регистра затонувших в водах Эстонии кораблей. Вспомнив, что в 2003г. был найден броненосец «Русалка», не могла пройти мимо маленького корабля, ведь работа его команды имеет столь огромное значение не только  для Эстонии, но и для России, Финляндии, Латвии, Литвы и других стран, чьи корабли были и ещё будут найдены.P1220862_2

В уютной рулевой рубке встречают гостей подводный археолог, капитан судна Велло Мясс, старший механик Калев Нурк и художник Морского музея Роман Маткевич. С 1982 г., когда  «Mare» начало осуществлять свои исследования под эгидой музея, жизнь Велло неразрывно связана с судном. P1240083_2

Подтверждение тому – написанная им книга «Под реющими флагами в пучину» при участии и с художественным оформлением Романа, который неоднократно делал зарисовки находок, а главное – его рисунок-схема процесса поиска затонувших кораблей с использованием спутниковой навигации, луча радиолокатора, эхолота для измерения глубины и «Рыбки» гидролокатора бокового обзора. Велло полагает, что книга – скромное обобщение результата многолетних исследований Морского музея. Да, но этот результат — бесценен.

Объём информации, приведённой по каждому найденному объекту, в том числе его техническим характеристикам, схемам конструкции и нюансам гибели, прекрасно сочетается с фотографиями и показательными рисунками профессионального художника. Не лишена книга и романтики, мечты о которой в итоге и приводят тех, кто грезит морем, в такую интересную и ответственную профессию, которой посвятила себя команда судна. Кстати, в переводе с латинского языка слово «mare» означает «море».

В надежде узнать что-то новое я спросила про русский броненосец береговой обороны «Русалка», затонувший в Финском заливе на пути из Таллинна в Хельсинки в 1893 г. Роман сделал несколько его рисунков — на глубине 74м корабль наполовину ушёл носом в грунт, приняв почти вертикальное положение. До сих пор не предпринято каких-либо действий по его поднятию, так и погребена в глубинах Балтики память  о моряках, и лишь памятник, открытый в 1902 г. (скульптор Амандус Адамсон), не даёт забыть о них. Нижняя его часть изображает нос корабля с якорями и цепями, в центральной части – барельеф тонущего корабля, а наверху – фигура ангела, простирающего к морю крест. На плите – имена погибших офицеров, на каменных столбах ограды – имена матросов. Круглая площадка, где сооружён памятник, представляет образ компаса с указанием курса, где погиб корабль, причём скульптор не знал деталей трагедии. Некогда памятник украшал  бронзовый барельеф, но в годы Второй мировой войны он серьёзно пострадал  и теперь экспонируется  в Морском музее, на памятнике же — копия. 

Продолжаю расспрашивать Велло о наиболее известных находках. И вот снова возникает картина событий Таллиннского перехода, в памяти проносятся страницы мемуаров и трудов тех, кто вёл караван в Кронштадт, кто командовал судами или просто был пассажиром. Команда «Mare» нашла затонувшее на подходе к мысу Юминда штабное судно «Вирония», одно из наиболее красивых на Балтике, судя по фотографиям. Об этой трагедии рассказал в книге «Таллиннский дневник» Н.Михайловский, описав события и своё благополучное спасение с корабля.

Среди находок «Mare» — несколько подводных лодок. Например, субмарина Щ-301 («Щука») погибла на минных заграждениях Юминда во время своего первого боевого похода, двигаясь в кильватерной колонне судов – крейсера «Киров» и других подлодок – С5, С4, «Lembit», «Kalev». Кому-то удалось спастись, но большинство из спавшихся с подлодки погибли на «Виронии» несколько часов спустя. Останки Щ-301 обнаружены в 2006 г.

— Откуда такой интерес к кораблям и Таллиннскому переходу? – спрашивают.

— После того, как увидела место морской трагедии, возможно, самой крупной на Балтике, и памятник погибшим на мысе Юминда, — отвечаю, не говорить же, право, что мечтаю пройти по морю историческим маршрутом.

— Недавно была издана книга Радия Зубкова «Таллиннский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август – сентябрь 1941 г.)», обязательно прочтите, — советуют, а на лицах остаётся лёгкое  недоумение. А у меня впереди – продолжение погружения в эту не потерявшую свою актуальность тему. Кроме того, вот уже в течение нескольких лет ведётся работа над съёмкой фильма, посвящённому историческим событиям, и это здорово!

Я сделала снимок своих собеседников, но позже вернулась, так как напоследок мне очень захотелось сфотографироваться с Велло. Он, улыбнувшись, разрешил присесть в главное кресло там, где раньше был закреплён маленький штурвал. Со временем, войдя в эру новых технологий, от него отказались, придумав для управления судном джойстик.

P1220866_2

Приятные люди и интересные собеседники, они заняты благородным делом. И, слава Богу, им не мешают в их деятельности. Желаю команде фортуны и новых открытий, не забывайте рассказывать нам о них!

 Июль 2012 г.

Спасибо Роману Маткевичу за предоставленные
пояснения и интересные дополнения. 

«Прорыв» Олега Беседина уже предстал широкой публике
в Таллинне 9 января этого года, февраль 2013 г.